Авто приколы Добро пожаловать на автомобильный сайт с авто фото и авто-приколами!
   » Авто-приколы    » Происшествия    » Интересное    » Креатив    » Магазин

АВТОВАЗ нуждается не в деньгах, а в банкротстве

АВТОВАЗ вновь заявляет, что без дополнительных государственных инвестиций он не сможет функционировать в «в качестве непрерывно действующего предприятия» и платить по текущим обязательствам. В непростых условиях кризисного периода данный тезис звучит цинично. Уже понятно, что сегодняшнее банкротство — это не уничтожение предприятия, а процедура, которая делает его работу более эффективной. Эксперты полагают, что лучшим выходом для затыкания «черной дыры», в которой исчезают миллиарды народных денег, стало бы именно признание финансовой несостоятельности автомобильного холдинга.

Вазовские лоббисты вновь добиваются дополнительной государственной поддержки для компании. Мы опять слышим проверенные временем популистские лозунги: «защита отечественного производителя», «сильная Россия невозможна без собственного автопрома», «социальные последствия от потери рабочих мест будут огромны». Эксперты-экономисты считают, что дальнейшая поддержка неэффективного АВТОВАЗа, продолжающего в течение десятилетий производить машины низкого качества, за счет потребителей и налогоплательщиков обернется прямыми потерями как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане. С экономической точки зрения поддержка АВТОВАЗа не имеет смысла: это налог на остальные отрасли экономики и разбазаривание остатков резервного фонда. Продолжение поддержки АВТОВАЗа противоречит трем ключевым экономическим истинам. Во-первых, искусственное продление жизни неэффективных предприятий создает компании-зомби, замедляет экономический рост и затрудняет выход из кризиса. Во-вторых, прямая помощь нуждающимся (бедным, безработным и т. д.) намного эффективнее непрямой (т. е. помощи людям посредством поддержки предприятий, их менеджмента и собственников). В-третьих, банкротство не означает полного уничтожения компании.
Вывод очевиден: надо перестать тратить государственные деньги на поддержку АВТОВАЗа, пишут «Ведомости».
Государство в прошлом году уже выделило холдингу существенную сумму. «Ростехнологии» получили из бюджета 25 млрд руб. и передали АВТОВАЗу 16 млрд руб. Во время кризиса такие огромные суммы уже перестали шокировать налогоплательщиков. Поэтому стоит задуматься, что можно получить за 25 млрд руб. Этих денег хватит, чтобы раздать по 250 000 руб. каждому примерно из 100 000 человек, работающих в компании, — сумма достаточная для переобучения или для поддержки после увольнения. На эту сумму можно купить приблизительно 50 000 отличных современных автомобилей того же класса, что «Жигули», только гораздо лучшего качества. А что уж говорить о том, сколько больниц можно переоборудовать на эти деньги, сколько детей можно отправить за рубеж лечиться, сколько молодых ученых можно поддержать. Сумма государственной поддержки действительно огромна, если перевести ее с абстрактных средств борьбы с кризисом на понятные каждому примеры.
Почему поддержка АВТОВАЗа с экономической точки зрения вредна, объяснить совсем не трудно. Последние исследования указывают на то, что примерно 50% роста производительности труда в долгосрочной перспективе создается именно за счет созидательного разрушения. Во время кризиса процесс созидательного разрушения должен еще больше поощряться — ведь именно этот процесс необходим для более быстрого возобновления роста. Нарушение процесса гибели и зарождения новых фирм чревато существенным замедлением роста. Уже стало притчей во языцех «потерянное десятилетие» экономического роста в Японии — 90-е годах, когда из-за поддержки компаний-зомби экономика практически не росла. «Живые мертвецы» опасны еще и тем, что они оттягивают дефицитные кредитные ресурсы и повышают издержки других компаний, например на заработную плату. Рабочие, уволенные с АВТОВАЗа, могли бы быть наняты другой, более эффективной компанией. Тем самым поддержка корпорации — как субсидиями, так и льготными кредитами — это налог на остальных производителей, обойденных вниманием государства.
Значительны и потери для покупателей. Постоянное повышение импортных пошлин приводит к тому, что в России все автомобили — и хорошие, и плохие — стоят дороже, чем в намного более богатых США. Впрочем, рекордные убытки АВТОВАЗа показывают, что даже эти завышенные цены недостаточны для того, чтобы компенсировать его неконкурентоспособность.
Не надо продлевать жизнь неэффективным предприятиям, удерживать непрофессиональный и коррумпированный менеджмент, а надо поддерживать напрямую рабочих, уволенных после банкротства. Стоит помнить, что и в Тольятти, и в маленьких моногородах рынки труда неконкурентны. Рыночная власть на стороне работодателей, поэтому поддержка предприятий не доходит до рабочих, а оседает в карманах собственников и менеджеров. Кроме того, если производство убыточно, то тем более необходимо поддерживать людей напрямую — в том числе помогать им получить новую профессию или переехать в более перспективные регионы или города.

Часто приходится слышать аргумент, что поддержка АВТОВАЗа кормит не только 100 000 рабочих АВТОВАЗа, но и рабочих их поставщиков, и продавцов потребительских товаров и услуг в Тольятти и соседних городах. Для того, чтобы увеличивать спрос в экономике, не обязательно производить не пользующиеся спросом автомобили из некачественных комплектующих. Есть и другие способы потратить госсредства — например, стимулировать строительство недорогого жилья или субсидировать образовательные кредиты. Как правильно сказал министр образования Андрей Фурсенко, не стоит считать, что наши студенты хуже наших автомобилей.
Наконец, банкротство не означает ликвидации предприятия. Это понятно даже не экономисту, а просто каждому более или менее образованному обывателю. Ничего страшного не случится, если АВТОВАЗ или, скажем, General Motors обанкротится. Части предприятия будут проданы другим собственникам, которые смогут управлять этими активами эффективнее, смогут снизить издержки и производить более качественные и востребованные автомобили. Возможно, даже сохранится бренд Lada или Niva. Но чем дальше будет оттягиваться банкротство, тем дороже оно обойдется и тем болезненнее будет реструктуризация.
Защита отечественного автопроизводителя путем увеличения пошлин на ввоз подержанных иномарок вызвала неоднозначную реакцию. В одних городах прошли акции протеста, в других — акции в поддержку (подробнее). «Власть» решила узнать мнение читателей.
Из Журнала «Власть» № 5 (808) от 09.02.2009
Владимир Федоров, член Совета федерации, бывший начальник Главного управления ГИБДД МВД России. Не так давно. Я, только став сенатором, стал ездить на Mercedes, а до этого у меня были «Москвич», «семерка» и «Нива». Сейчас я на охоту не езжу, и «Нива» мне не нужна. Но если прикажут, то и после Mercedes спокойно пересяду на российскую машину. Во всем мире чиновнику неприлично ездить на служебной машине иностранного производства. А сейчас в России производят замечательные автомобили — Ford, Toyota.
Дмитрий Волков, десятикратный рекордсмен мира по плаванию. Десять лет назад. «Жигули» — великолепный тренажер для обучения вождению, после них можно садиться хоть за баранку космического корабля. В 1989 году я впервые приобрел «девятку» по открытке за выдающиеся заслуги перед государством. Я оформил ее, но по пути домой отвалились левая и правая полуоси.
Владимир Кашин, депутат Госдумы, зампред президиума ЦК КПРФ. У меня и сейчас есть «Нива». Я с 23 лет езжу только на отечественных автомобилях, и мне в них все нравится. Сначала у меня был мотоцикл «Днепр», потом «УАЗы», в 90-х появилась первая «Волга». Потом купил себе «Ниву», которой очень доволен, у нее отличная проходимость.
Владимир Каданников, в 1988-1996 годах гендиректор АвтоВАЗа, в 1996-2005 годах председатель совета директоров ОАО АвтоВАЗ. У меня первая машина была 11-я модель «Жигулей». Призывы пересесть на «ВАЗ» или «ГАЗ» и пить только «Очаковский» квас ни к чему хорошему не приведут. Потребителям надо дать возможность покупать то, что нравится.
Шамиль Тарпищев, президент Федерации тенниса России. Когда-то ездил. Но пока в России морозы доходят до минус 30 градусов, о каких «Жигулях» можно говорить? Разве что в шутку.
Альфред Кох, предприниматель, в 1997 году вице-премьер. Неделю назад племянник подбросил меня на «Жигулях». У него еще недавно был Mercedes, но после очередного ТО он его продал и опять купил «жигуленок». Правда, теперь лежит под ним по выходным, но все делает сам. Вообще я родом из Тольятти и, может, поэтому считаю, что заградительные меры правительства правильны. Нельзя же из-за секонд-хенда лишать рабочих мест миллионы наших рабочих.

Владимир Рыжков, политик. Такая машина мне не нужна. Полтора месяца назад поймал бомбилу на «шестерке», еле влез при своем росте метр девяносто. Последние 20 лет мы постоянно дотируем убыточную по сути отрасль, которая никак не оправдывает помощь. А иногда ведет себя и просто по-хамски. Например, ВАЗ поднял цены сразу же после того, как выросли цены на иномарки. К слову, Россия была единственной страной, которая пошла на защитные меры в отношении своих предприятий сразу после решения G20 о запрете протекционизма.
Алимжан Тохтахунов, президент Отечественного футбольного фонда. До 1988 года я только на «Жигулях» и ездил — других машин не было. После Mercedes пересесть в «жигуленок» будет очень тяжело. Хотя если родина прикажет, то будем исполнять. Но сам первым на такой шаг не пойду: подожду, когда чиновники покажут пример.
Евгений Велихов, президент российского научного центра «Курчатовский институт», секретарь Общественной палаты России. А я до сих пор на «Жигулях» езжу. В моем личном автопарке «Жигули», «УАЗ» и две старые иномарки, одна из которых военный Hummer. Я живу в лесу, практически на болоте, и мне просто необходимы такие машины. Я не сторонник заградительных мер. Я за поддержку российского автопрома, но без конкуренции не может быть элементарного развития.
Валентина Петренко, председатель комитета Совета федерации по социальной политике. Раньше ездила, но сейчас предпочитаю служебную BMW. Где сделана машина, мне не важно, главное — чтобы она была качественной и доступной. Пока российский автопром с этим не справляется. Однако покупать роскошный импортный автомобиль и трястись над ним я считаю глупостью, машина — прежде всего необходимость.
Виктор Сазонов, председатель Самарской губернской думы. Езжу практически каждый день. Ощущения хорошие, особенно от Lada Priora. Это машина будущего.
Олег Бетин, губернатор Тамбовской области. У меня были «Нива» и «Москвич», и особого восторга я не испытывал. Сейчас мне личная машина не нужна, езжу на служебной, конечно на иномарке. Отечественный автопром по техническому уровню отстал от западного на десятки лет. Ему надо помочь, но надо и спросить за эту помощь. Впрочем, сейчас вопрос даже не в качестве — надо просто обеспечить людей работой.
Борис Немцов, в 1997-1998 годах первый вице-премьер России. Недавно в небольшом провинциальном городке поймал такси — убитые «Жигули». Машина на ладан дышала, но проехал довольно нормально. Нынешняя поддержка автопрома свидетельствует о крайней некомпетенции и лицемерии властей. Они повысили пошлины на иномарки и удивляются: почему повысились цены АвтоВАЗа? Митингуя в Москве и призывая покупать российские машины, они ездят на Mercedes.

Андрей Даниленко, президент группы компаний «Русские фермы». В качестве водителя — лет пять-шесть назад, в качестве пассажира — несколько дней назад. У меня в хозяйстве достаточно много отечественных автомобилей. Говоря откровенно, ездить на «Жигулях» и «Нивах» мне некомфортно, но если мы не поддержим отечественный автопром, он просто погибнет.
Юрий Ким, владелец «Формулы-Русь». Лет десять-двенадцать назад у меня была «шестерка». Сейчас я даже не представляю, как смог бы управлять таким автомобилем. Повышение пошлин на иномарки точно не спасет отечественный автопром, только усугубит застой. А со вступлением России в ВТО российские производители и вовсе задохнутся, это вопрос двух-трех лет. Так что нужно реально модернизировать свой автопром, а не давить заграничный.
Яна Рудковская, продюсер. В детстве ездила, когда у папы были «Жигули». С тех пор отдаю предпочтение иномаркам, в основном немецким. Отечественный автопром я просто не воспринимаю. Это не машины, а драндулеты! Ездить на них не то что некомфортно, а невозможно. Я с трудом могу представить себе ситуацию, чтобы купила отечественный автомобиль, пусть даже новый и тюнингованный. Скорее уж пересяду на метро.
Владимир Рыбаков, гендиректор «ТТК—Дальний Восток» (Хабаровск). В 1988 году, когда сдавал на права в автошколе. Сейчас «Жигули» однозначно не куплю, лучше подержанную иномарку. По результатам crash-тестов наши машины чуть лучше китайских, а там водитель сразу погибает.
Борис Надеждин, член федерального политсовета партии «Правое дело». В 1987 году я купил «копейку». Когда стал побогаче, пересел на «семерку», а когда перестал помещаться в «Жигули», по совету Бориса Немцова купил «Волгу». Но при первой возможности пересел на иномарку. В нашей стране, конечно, от тюрьмы и «Жигулей» не зарекаются, но для меня пятилетний кореец гораздо лучше «жигуленка».
Илья Авербух, чемпион мира по фигурному катанию. Давно, мои первые машины были «Лады» — «восьмерка», «девятка», «десятка». «Восьмерка» для своего времени была вполне интересной машиной. «Десятка» — тоже приличный автомобиль. Но когда пересел на иномарку, понял, что к российским автомобилям уже никогда не вернусь. А властям, вместо того чтобы ограничивать ввоз иномарок, надо обеспечить ВАЗу грамотный менеджмент и реальное финансирование. И для начала самим пересесть на «Жигули» и «Волги».
Александр Григорьев, гендиректор ОСАО «Ингосстрах». Последний раз я садился за руль отечественного авто в 1987 году. Обратно не тянет. Сейчас это для меня неприемлемо. Нам не нужно изобретать велосипед, надо идти по пути японцев, которые уже в 1951 году стали брать патенты на производство иномарок.
Юрий Молчанов, вице-губернатор Санкт-Петербурга. В начале 80-х годов, когда у меня была «семерка». Сейчас служебный автомобиль у меня Audi A8, личный — Mercedes, у жены Toyota Prado, и на «Жигули» пересаживаться не хочу. Я не думаю, что если чиновники пересядут на «ВАЗы», от этого будет какая-то польза.
Александр Иншаков, председатель Ассоциации каскадеров России, актер. Это было давно, и даже не хочется вспоминать. Машина все время ломалась, часто не заводилась… Надо развивать промышленность, искать толковых специалистов, а не вздувать цены на иномарки.

 Вернуться к главным фото
Новые авто новости:
Самый экономичный "Porsche 911" (44 фото)
Обзор 10 самых дорогих современных автомобилей
Надежная система защиты авто (6 фото)
Точная копия байка Бэтмена (10 фото)
Музей старых автомобилей в Выборге
Мотоколяски
Колеса без оси и спиц
Brabus Mercedes-Benz Viano Lounge - офис на колесах (18 фото)
Разбитые суперкары, водители которых не пострадали (15 фото)
Расстрел BMW (35 фото)
Bugatti 1936 года установил абсолютный мировой рекорд (15 фото)
Ключи для Феррари (2 фото)
"Ниссану" трактор не товарищ
Marussia представила семиместный внедорожник
Новые реалии российского авторынка.
Суперкар превратили в такси (20 фото)
Автомобили великой отечественной
Автомобиль для VIP-персоны (6 фото)
На российский авторынок выходит китайская марка JAC
Автомобили СССР: Москвич 401, москвич 402, москвич 407, Газ 20, Газ 21



auto-prikol.ru © 2009 | Условия использования | Обратная связь | обмен ссылками
Все права на публикуемые материалы принадлежат их владельцам.
Автомобильный портал auto-prikol.ru предлагает Вам ознакомиться с новостями и интересной информации об автомобилях, а также автомобильными шутками, приколами, авто юмором, фото автомобилей и авто картинками.